Мобильная версия Информационный портал Екатеринбурга
 

Игорь Выдрин, директор Института муниципального управления, профессор

5 июня 2019, 10:17

История с местом возведения будущего храма Святой Екатерины, казалось бы, имеющая изначально сугубо городской характер, приобрела всероссийское звучание. К тому же она полна символизма. Речь ведь идет не о заштатной церквушке, а о величественном соборе, поставленном в память о небесной покровительнице Екатеринбурга – христианской великомученице Екатерине, чтимой как Православной, так и Католической церквями. Святая, которой приписывают необыкновенную ученость (не случайно ее изображают с книгой), страдала при жизни, приняла мученическую смерть, наверняка, страдала бы и сейчас, видя, что происходит в Екатеринбурге.

В период с апреля по июль 1918 года протоиереи Екатерининского собора Анатолий Меледин и Иоанн Сторожев несколько раз совершали богослужения для царской семьи, исповедовали и причащали императора с императрицей, их детей. Нет, царскую семью в собор не отпускали, священники сами приходили в Ипатьевский дом. Именно они свидетельствовали о последних днях и даже часах царской семьи дознавателям из армии адмирала Колчака. Весной 1930 года Екатерининский собор, находящийся в центре тогдашнего Свердловска, взорвали. Распоряжение о сносе дала председатель горисполкома Анна Бычкова – единственная женщина-руководитель города в истории Екатеринбурга-Свердловска-Екатеринбурга. Храм, названный именем мученицы-женщины, снесен по приказу женщины, тоже немало пострадавшей при Советской власти.

На нашей памяти спор вокруг места под современный Екатерининский собор возникал уже трижды. Очевидно, что поставить его в любой части города нельзя. Повторюсь, что речь идет о необычном храме, который, несомненно, станет одним из символов Екатеринбурга, притягивающим множество людей. Среди них будут и паломники, и многочисленные гости и, конечно, прихожане. А еще будет много просто любопытствующих, после майской истории 2019 года «реклама» Екатерининскому собору обеспечена.

Какое место под храм выбрать? Именно к этому сводится тема предстоящего опроса горожан или же городского референдума, на проведении которого настаивает часть людей. Ход их рассуждений примерно таков: референдум более регламентирован правовыми нормами, его решение окончательно, а потому, что называется, обжалованию не подлежит. Но давайте скажем честно друг другу, а могут ли найтись такие люди, которые засомневаются в итогах референдума, какими бы они ни были. Наверняка могут и наверняка будут! Об этом свидетельствуют голосование избирателей на выборах, которые часто ставятся под сомнение, хотя они проводятся по очень строгим правилам, примерно таким, как и референдум. Кроме того, они организуются под контролем общественных наблюдателей, под «оком» видеокамер, находящихся на избирательных участках, других средств и способов контроля. И, тем не менее, итоги выборов нередко оспариваются в судах, а фраза «да у них там все заранее подсчитано», стала настолько привычной, что уже не вызывает удивления.

Федеральное законодательство, а вслед за ним и устав Екатеринбурга, говорят нам о том, что итоги референдума устанавливаются законом субъекта Российской Федерации. В Свердловской области такой есть. Он так и называется «О референдуме Свердловской области и местных референдумах в Свердловской области». В нем сказано, что итоги референдума признаются «несостоявшимися, если в нем приняло участие не более половины участников референдума, внесенных в списки участников на территории референдума». Извините, за тавтологию, но таков «язык» закона. Это 600 или 700 тысяч горожан, обладающих активным избирательным правом, а, значит, имеющих право участвовать в референдуме. Смогут ли организаторы референдумного голосования с повесткой о месте расположения будущего храма, привлечь такую массу людей?! Очень сомневаюсь в этом. Даже в лучшие времена сделать это было очень-очень непросто. Это первый и главный видимый риск возможного референдума. Намеренно не говорю о других организационно-правовых процедурах, которыми закон обставил его проведение. То есть, если затевать голосование на референдуме, надо твердо знать, что это, во-первых, долго и, во-вторых, дорого! Почему? Это уже не раз объяснял председатель Екатеринбургского избиркома Илья Захаров. Референдум станет Екатеринбургу не в «копеечку», а десятки миллионов рублей!

Существует другой механизм выявления воли людей. Это опрос граждан, регламентированный Федеральным законом о местном самоуправлении, регулируемый уставом Екатеринбурга. Плюсы опроса в том, что он несравненно менее дорогостоящ, более динамичен по времени проведения и определения его результатов. К тому же он контролируем, проводится теми же общественниками на совместных началах с властью. Почему бы тогда не сделать опрос в качестве инструмента выявления мнения совершеннолетних жителей Екатеринбурга?! Сомневающиеся говорят, итоги опроса носят характер рекомендации, но кто теперь, после всех событий начнет спорить с мнением большинства?

Фото Юрия Ломакина