Мобильная версия Информационный портал Екатеринбурга
 

Глава паллиативного центра Екатеринбурга: люди должны жить

13 января 2017, 16:45

Константин Савинов рассказал о помощи жителям, которые столкнулись со страшными диагнозами.

Главный врач Центральной городской Больницы № 2 Константин Савинов в программе на радиостанции «Город 107,6 FM» рассказал о работе Центра паллиативной помощи.

Ведущий: Здравствуйте! В эфире «Город 107,6 FM». Мы в прямом эфире, у микрофона Олег Вахрушев. У нас в гостях главный врач городской больницы № 2, глава Центра паллиативной помощи Константин Савинов. Здравствуйте, Константин Николаевич!

Савинов К.Н.: Добрый день!

Ведущий: Паллиативная помощь - это словосочетание еще пока не совсем укладывается в наших головах. Что это такое - расскажите, пожалуйста!

Савинов К.Н.: Чтобы было понятно, назовем это - почти хоспис. Хоспис - это понятие, которое уже давно вошло в нашу жизнь. Это помощь людям, которых мы не можем вылечить, но это не значит, что мы им не можем помочь. Это общемировой стандарт, к которому пришли совсем недавно. Лет 10-15 назад мы думали, как бы выжить, сейчас мы думаем о том, как создать нормальные человеческие условия для тех, кто находится в трудных ситуациях. Это люди, которым очень тяжело, к сожалению, медицина им не может помочь, мы их не можем вылечить, но должны помогать. Мы им облегчаем страдания, кормим специальными медицинскими смесями, меняем катетеры, ведем психологическую помощь. Психологическую поддержку оказываем не только больным, но и их родственникам, даже устраиваем праздники. Мы стараемся сделать так, чтобы эти люди жили полной жизнью.

Ведущий: Вы сказали «почти хоспис». В чем разница?

Савинов К.Н.: Хоспис - это структура, не относящаяся к здравоохранению. Термин «хоспис» принят в социальной защите, это официальная структура органов социальной защиты. Мы - медицина, и, говоря чиновничьим языком, здесь - законченный случай. Исход А - это выздоровление, выписка. Хоспис - это место, где люди находятся до конца своей жизни. В отделении паллиативной помощи мы стараемся продлить эту жизнь, вытащить из замкнутого состояния, сделать так, чтобы он понял, что жизнь продолжается. Мы облегчаем страдания, работаем с родственниками. По русской ментальности принято не говорить о смерти и болезни, даже прячем голову в песок. Люди, получившие страшный диагноз, остаются со своей болезнью один на один, это признанный факт. Можно ругать или хвалить западные страны, но там есть такой вид помощи, как коллективная психотерапия, когда собираются люди с одной проблемой и говорят об этом, получают ответы на вопросы. Это правильно. Мы работаем уже полгода, подводим первые итоги и видим, что, к сожалению, родственники не знают, как подойти к человеку, получившему страшный диагноз, и сами больные не знают, что делать, как дальше жить. Человек находится в изоляции. Западная модель говорит, что мы не можем вылечить, но можем помочь, это такой же человек, он должен ходить по улице. Мы видим, что на европейских, американских улицах есть люди не только на колясках, но и с кислородными баллонами, которые спокойно идут по улице, он такой же гражданин. Этот человек получает помощь, может пойти в театр, зайти в магазин, он живет. Сейчас мы говорим о том, что наша страна повернулась лицом не только к людям с ограниченными возможностями, это началось лет пятнадцать назад, но и к людям, которые оказались в такой непростой ситуации. Мы общаемся со всеми регионами, когда Управление здравоохранения и лично глава Администрации Екатеринбурга Александр Эдмундович Якоб поставили задачу открыть паллиативное отделение, в Екатеринбурге не было подобных учреждений, мы обратились к опыту коллег. Съездили в Москву, и первый столичный хоспис, который создала Анна Федермессер, работает. К сожалению, от нас ушла Елизавета Глинка, которая нам очень помогла, она открывала хосписы, в том числе и в Украине, она первая это сделала в Киеве, человек над политикой помогал людям, она делала это и в Москве. Елизавета приехала сюда и по полочкам нам все разложила, чтобы не делать ошибок, мы ей очень благодарны, светлая память. Ездили в соседние регионы: в Челябинскую, Тюменскую область, в Новосибирск и в города, где министерство Свердловской области открыло такие отделения - в Байкалово, Верх-Нейвинск. Отмечу, что это отделения переходного периода, терапевтические отделения приспособили как смогли. Мы приняли европейский опыт, пригласили людей из московского хосписа для методической помощи. Этот хоспис расположен в Юго-Западном округе, в котором население 1 миллион 300 тысяч, сопоставимо с Екатеринбургом, он на 50 коек. Мы сделали из него кальку, приняли к сведению все рекомендации, они нам помогают оборудованием и советами. У нас была официальный руководитель первого хосписа Анна Федермессер, сейчас она возглавляет московское муниципальное предприятие, они делают большой хоспис. Она признала, что Екатеринбург ушел вперед, сейчас она создает учреждение на 200 коек.

Ведущий: Только с Москвы кальку снимали?

Савинов К.Н.: Анна Федермессер претворила свои видения, решения проблем. Территория в центре Москвы зажата домами, заборами, маленькая. Сейчас им еще выделили место, они достраиваются. У нас на улице Челюскинцев, 5 есть отдельно стоящий корпус, парк, где можно погулять, большое спасибо Александру Эдмундовичу Якобу, что все успели сделать до того, как лег снег.

Ведущий: Почему наше общество и наше государство так долго к этому шло?

Савинов К.Н.: Только сильное государство может заботиться о слабых людях. Мы стали сильнее. Я окончил институт в 1994 году, работал врачом, в 90-е зарплату по полгода не получали, у нас не было медикаментов, мы больных кормили только картошкой, еду люди приносили с собой. Было не до того, страна выживала. 2000-е года мы потратили на то, чтобы вернуть прежнее, общечеловеческое состояние, нам удалось набрать силы, и началась работа, чтобы люди с ограниченными возможностями чувствовали себя нормально в этом обществе, могли ходить по улицам. Появились светофоры со звуковыми сигналами, пандусы, специальные лифты. Мы начали помогать таким людям, потому что государство стало сильнее и начало заботиться о слабых.

Ведущий: Немного о личном. Вы главный врач крупнейшей городской больницы, глава паллиативного центра. Это же очень хлопотно, как Вы успеваете все совмещать?

Савинов К.Н.: По специальности я детский врач-реаниматолог. В течение пяти с половиной лет я работал в детской больнице № 9. Там было хлопотно! В конце 90-х на 18 ставках было 5 человек, надо было дежурить 12-14 раз в месяц. День работаешь, вечер, ночь - три человека на весь город, ведь больница работает не только на город, но и на Свердловскую область по неотложным состояниям: ожогам, травмам, это самые тяжелые дети с полугода. Они умирали на руках, а ты пытался что-то изменить - вот это было хлопотно! Сейчас я не могу работать реаниматологом, уже не хватает физических сил. После этого любая другая работа воспринимается легче. Да, работа сейчас требует больше душевных сил, но ты понимаешь, что ее кто-то должен делать. А кто-то - это мы! Как говорила Алиса в «Стране чудес»: «Если идешь - стоишь на месте, если хочешь двигаться вперед - надо бежать изо всех сил!» Мы стараемся бежать изо всех сил.

Ведущий: И четкая, конкретная организация всей работы?

Савинов К.Н.: Несомненно, четкая и конкретная организация работы - в любом случае. Еще главное - четкие понятные цели. Спасибо нашим коллегам из Москвы, спасибо тем, кто прошел этот путь, наделал ошибок, набил шишек. Маленький пример, когда мы просто обсуждали количество людей в палатах. Когда мы предлагали одноместные палаты, но Елизавета Петровна сказала: «Нет! Это плохо. Человек замыкается». Двухместные - тоже плохо. Вот в чем парадокс! В нашем понимании трех, четырехместные палаты - плохо, а при паллиативной помощи - хорошо. Один человек замыкается в себе, в двухместной палате смерть одного сильно воздействует на другого, а 3-4 человека - нормально. Они уже не так глубоко погружаются друг в друга, но делятся проблемами. У нас есть одноместные палаты, но с возможностью пребывания родственников, друзей. Мы пришли к европейской модели. Во-первых, это бесплатно. Это постулат паллиативной помощи. Если мы хоть немного денег возьмем, то мы не сможем обращаться к благотворителям. Расходы оплачивают бюджет Свердловской области (63 %) и бюджет Екатеринбурга - оставшиеся 37 %. Для людей, которые туда попадают - все бесплатно. Первый этаж - одноместные палаты, в них есть душ, туалет, выход на улицу и есть раздвижные кресла-кровати для родственников, они могут находиться там бесплатно круглосуточно. Некоторые еще нанимают сиделок, но не потому, что не хватает персонала, а хочется окружить человека еще большим вниманием. Мы предоставляем всю медицинскую помощь, волонтеры оказывают тоже большую поддержку. На втором этаже - трехместные палаты, где люди могут общаться. Третий этаж сейчас находится в ремонте. Благодаря министерству здравоохранения увеличена возможность финансирования. Сейчас работаем на 30 коек, мы поняли, что этого мало, есть лист ожидания - около 60 человек. Показали это министру здравоохранения Игорю Михайловичу Трофимову, он одобрил, показали главе Администрации Екатеринбурга Александру Эдмундовичу Якобу, заместителю главы Андрею Александровичу Корюкову - они согласились добавить денег. Мы поставили задачу открыть третий этаж в марте 2017 года, сейчас необходимо качественно закончить ремонт, спасибо помощи попечительского совета. Мы откроем еще 20 коек, думаю, что мы в разы снизим лист ожидания. Если и 50 коек будет мало, будем думать, как увеличить количество.

Ведущий: Это Екатеринбург или вся Свердловская область?

Савинов К.Н.: Мы работаем для жителей Екатеринбурга, но паллиативная помощь для больных раком не имеет прописки. Если человек нуждается, то мы и города-спутники тоже берем, оплачивает бюджет Свердловской области. Пока нашего отделения с трудом хватает, чтобы закрыть потребность Екатеринбурга. Сейчас для снятия проблем мы открыли выездную службу, помогаем на дому, есть много семей, которые не хотят перекладывать на государство заботу о своих близких. Есть и конфессиональные особенности, когда религия запрещает это делать, но это не значит, что у людей нет проблем. Сейчас около 50 человек обслуживаем на дому. Каждый день врач с медсестрой садятся на специальную машину, едут по заявкам, подбирают лекарства, меняют катетеры, помогают в той рутине, которую надо делать каждый день.

Ведущий: Вы рассказываете о таких вещах, о которых многие горожане не знают, это скрыто от глаз.

Савинов К.Н.: Да, пока человек сам с этим не столкнется. И самые лучшие помощники, лучшие волонтеры - те, кто прошел через такую ситуацию. Я благодарю Евгения Вадимовича Ройзмана, он прошел через это, у него болела мама, он приходит и помогает, приводит других людей. Мы не отказываемся ни от какой помощи. Пришел владелец одной из служб доставки воды, поставил бесплатно кулеры и доставляет воду каждую неделю! Один из молокозаводов поставляет нам раз в неделю продукты. Они стоят в холодильнике, кто хочет - подходит и берет. Устраиваем праздники, стараемся выдернуть людей из этого состояния. Нам помогает Управление культуры - Татьяна Львовна Ярошевская: детские художественные школы устраивают концерты, художники устраивают мастер-классы. Перед Новым годом два месяца учили делать елочные игрушки. По средам отец Евгений, настоятель храма, проводит богослужения, обходы, помогают сестры милосердия. Мы каждый день стараемся сделать так, чтобы человек не лежал один в палате. Надо отметить, что мы делаем это под наблюдением психологов, кафедры клинической психологии мединститута. У нас два клинических психолога в штате, они дают добро на все мероприятия, работают с волонтерами. По четвергам приходят члены Общества любителей собак с маленькими четвероногими, которых можно потискать. Человек видит, что жизнь продолжается. При смертельном диагнозе человек может жить и год, и два, и три, но для этого нужна цель. Каждый день для этого человека может быть последним. Я врач-реаниматолог и не забываю о том, что каждый день может быть последним для любого из нас. Человеку поставлен диагноз, но он ничем не отличается от любого из нас. Никто не знает, что случится завтра. Хочешь рассмешить Господа - расскажи ему о своих планах. Я как реаниматолог видел ситуации, когда здоровый ребенок превращался в смертельно больного в течение нескольких секунд, это ДТП и другие ситуации. Люди должны жить, мы должны их выдергивать из ощущения пропасти, и это продлит ему жизнь. Хочу сказать спасибо всем, кто к нам приходит.

Ведущий: Как попасть в Центр паллиативной помощи?

Савинов К.Н.: Система четко работающая: все больные, кому ставится диагноз, находятся на учете в районных поликлиниках, в отделениях паллиативной помощи, которые мы открыли два года назад. В каждом отделении мы собираем специалистов, висят объявления. Человек просто должен сказать о желании туда попасть, врачи смотрят по показаниям, подают нам заявку, выезжает служба. Есть нормативы, критерии. Есть небольшой лист ожидания, все стоят на учете, ведь все получают наркотические препараты. Кто-то пользуется этой услугой, кто-то отказывается. Самое главное - это медицинское учреждение, у нас есть конечный срок пребывания, 21 день, это не хоспис до конца дней. Это помощь для дальнейшей жизни, мы приглядываем, кормим, учим родственников, как дальше жить, ухаживать за больным. У нас есть специальный ситуационный класс, где мы учим близких, что делать, как поменять катетер, например. Человек попадает не для того, чтобы от него избавиться, хотя летальность у нас достаточно большая, а чтобы дальше жить. Вдруг завтра изобретут лекарство? Пенициллина тоже никто не ожидал в 1943 году, когда существенно снизилась смертность от инфекционных заболеваний.

Ведущий: То, что вы делаете, это прекрасно. Памятуя о том, что вы были депутатом городской Думы, как принятый бюджет повлияет на здравоохранение? Будет развитие?

Савинов К.Н.: К сожалению, надо четко понимать, что здравоохранение находится на вторичном обеспечении. Мы зависим от налогов, которые платят граждане, предприятия. Фонд обязательного медицинского страхования формируется из налоговых отчислений. Конечно, ни о каком развитии в 2017 году речи не идет. Бюджет развития города Екатеринбурга по здравоохранению - 4 миллиона рублей, столько, сколько мы можем себе позволить, к сожалению. Андрей Александрович Корюков понимает, что нужно помогать, но ситуация такая, какая есть. Конечно, будет тяжело. Конечно, мы не сможем никуда идти. Это чудо, что удалось найти средства и запустить в прошлом году отделение паллиативной помощи. На оборудование ушло 10 миллионов. Напоминаю, что все разыгрывается на аукционных площадках.

Ведущий: Какие прогнозы?

Савинов К.Н.: Сохранить тот костяк людей, который работает. Мы убираем ненужные надстройки, непрофильные активы, отказываемся от лишних помещений. Мы развиваем только медицину и стараемся удержать людей. Можно уволить всех, а кто дальше будет работать? Мы будем держаться, кризис пока не закончился. Нужно удержать тот уровень, который есть. Сейчас пришла эпидемия гриппа, в коридорах поликлиник, а ЦГБ № 2 обслуживает весь Верх-Исетский район, людей очень много. Их не интересует судьба доктора, их интересует собственное здоровье, и мы понимаем это.

Ведущий: А если представить, что экономика пошла вверх, куда бы Вы в первую очередь направили деньги? Давайте помечтаем!

Савинов К.Н.: Сегодня я как руководитель даю заявку на оказание услуг, мы поставили лабораторную службу на аутсорсинг, шесть разных организаций принимали участие в аукционе, в том числе и московская, и ленинградская. Сейчас мы платим меньше за те же услуги. В Екатеринбурге наказы депутату одни и те же. ЦГБ № 2 обслуживает 145 тысяч населения Верх-Исетского района. На улице Московской - это приспособленный первый этаж, также есть отделения на улицах Посадской, Рябинина. Из желаемого: постройка новой поликлиники, и это касается не только Верх-Исетского района, это и детская поликлиника Орджоникидзевского района, даже место есть, но мы не можем построить. Проблема - стройка поликлиники ЦГБ № 1, она стоит, возведенная под крышу, 300 миллионов, которые просим у Федерации, их нет. Это самое главное. Повезло Кировскому району, что на ЖБИ построили поликлинику, повезло Ботанике, успели построить и взрослую, и детскую поликлиники. Был период с 2005 по 2010 годы, когда успели сделать задел, здравоохранение финансировалось, мы пустили это на стены, оборудование. Если бы не этот задел, было бы плохо. Вот реальные проблемы: достроить поликлинику ЦГБ № 1, детская поликлиника Орджоникидзевского района, детская поликлиника больницы № 11 в разбросанных помещениях. Люди хотят лучших условий.

Ведущий: Спасибо огромное за то, что вы делаете Вам и Вашим коллегам. Надеемся, что 2017 год не буде удручающим и все будет хорошо!

Савинов К.Н.: Надеемся!

Ведущий: Большое спасибо за интересную беседу. Я напоминаю, что сегодня у нас в гостях был главный врач городской больницы № 2, глава Центра паллиативной помощи Константин Савинов. До свидания!

Савинов К.Н.: До свидания!

Текст подготовил Денис Сухоруков, фото Антона Буценко

13 января 2017, 16:45
Ключевые слова: константин савинов

Фамилия, имя, отчество:

Адрес электронной почты:

Ваш комментарий:


Сегодня, 13:22
Диспансеризация: ответы на самые популярные вопросы

Летом, когда многие берут отпуска, на обследование вполне можно выкроить время.

Сегодня, 11:35
Прямой эфир на «Город FM 107,6»: за спелыми ягодами - в центр Екатеринбурга

Продукцию привезут более 90 предприятий и компаний со всего Урала.

Вчера, 15:02
Прямой эфир на «Город FM 107,6»: футбольный «Урал» стартовал в новом сезоне

Александр Левин поведает интересные истории из жизни клуба.