Мобильная версия Информационный портал Екатеринбурга
 

Этот день в истории: 295 лет назад Петр I принял судьбоносное для Урала решение

26 марта 2017, 14:02

Императорский указ позволил решить проблему дефицита рабочей силы в стремительно развивающейся промышленности.

Ровно 295 лет назад, 26 марта 1722 года, в России вышел царский указ о переписи заводских работников и разрешении оставлять беглых людей на заводах.

Об истории уральских заводов, в том числе того, с которого началось строительство Екатеринбурга, написано немало. Однако не все задумываются, чьими руками строилась мощь зарождающейся металлургической промышленности. На Урале хорошо известны имена Василия Татищева, Георга Вильгельма де Геннина, заводчиков Демидовых. Однако что представляли собой люди, выполнявшие основную работу на заводах? Кто заложил первые камни в фундамент будущего города-миллионера?

В недрах Уральских гор были скрыты огромные залежи железной руды. Их широкомасштабная разработка могла бы обеспечить российское государство столь необходимым для раннеиндустриаль ной экономики сырьем. В свою очередь железоделательна я промышленность способствовала бы росту военного могущества России, что было так важно в начале XVIII века - времени, когда война была основным занятием честолюбивых правителей. Поэтому при Петре I, чье почти 30-летнее царствование лишь на один год было избавлено от битв, у России возник интерес к богатствам уральских недр. Лишь дефицит рабочей силы, казалось, стал для Петра I единственным препятствием, мешавшим создать процветающую металлургию.

Урал находился далеко от основных мест проживания людей, крайне необходимых для такой человекоемкой отрасли экономики, как металлургия. Местные народы Урала, башкиры и калмыки, вели кочевой образ жизни и не могли стоять у раскаленных и грязных печных топок. Рабочие руки из других регионов привлечь было невозможно, поскольку русские люди были привязаны к местам своего жительства крепостным правом и правительственны ми указами. Петр I пришел к выводу, что основную массу металлургов, как мастеровых, так и работных людей, придется направлять на Урал принудительно.

Казна разрешила привлекать свободных (государственных) крестьян для сезонных работ на новых горных заводах. Эти полурабочие, переданные казенным или частным предприятиям, получили название «приписных крестьян» и стали частью завода.

Введение Петром института приписки обеспечило уральские металлургические заводы постоянным источником вспомогательной рабочей силы, но, как и воинская повинность, эта мера не сумела удовлетворить постоянно растущие запросы предприятий. Проблему пытались решать разными путями. Так, например, уполномоченные люди отлавливали и отправляли на заводы нищих, уличных мальчишек, проституток, где они должны были приносить пользу государству. Но этого было явно недостаточно. Тогда государство дало право покупать крепостных не только дворянам. Указом от 18 января 1721 года всем заводчикам неблагородного происхождения было разрешено покупать целые деревни для своих предприятий, что привело к возникновению категории «купленных крестьян» (с 1797 года - «посессионные крестьяне»). Будучи постоянно приписанными к тому или иному предприятию, посессионные крестьяне или, точнее, «заводские крепостные», не могли быть освобождены или проданы отдельно от предприятия или переданы другому заводу. Не подлежали они и рекрутскому набору.

Несмотря на все это, опытных работников на Урале по-прежнему было мало, их труд был дорог. Учитывая острую нехватку рабочей силы, государство позволило бежавшим от помещиков крестьянам (а с точки зрения тогдашних правовых норм - преступникам) остаться на заводах. Царский указ разрешил заводовладельцам (как дворянам, так и не имеющим этого статуса) оставлять у себя беглых крепостных работников, получивших заводскую профессию. Прежним хозяевам крепостных за это выплачивалась компенсация.

Приписные крестьяне, однако, имели свой взгляд на заводской труд. Уже в 1720-е годы они начали сопротивляться принудительному труду, требуя уравнять свою зарплату с вольнонаемными работниками. Желая остаться землепашцами, они стремились нанять для заводских работ кого-то со стороны. Но при их зарплате это было сделать непросто: приписным платили по 24 копеек за заготовку одной кубической сажени (около 10 кубометров) леса, а за подмену им приходилось выкладывать из своего кармана за тот же объем работ 50 копеек. За жжение одного и того же объема угля приписным платили только две трети от зарплаты вольнонаемного работника. И только когда зарплата приписных сравнялась с зарплатой вольнонаемных, они смогли позволить себе нанимать подмену и спокойно заниматься своим домашним хозяйством.

Протесты приписных крестьян вынудили одного из «птенцов гнезда Петрова», Василия Татищева, попытаться отменить принудительный заводской труд. Татищев стал начальником Горных дел канцелярии в конце 1720 года, как раз к концу Северной войны. Он считал, что принудительный труд малоэффективен и, как полномочный представитель царя, попытался провести в этой сфере реформы. Татищев полагал, что для строительства горных заводов и вспомогательных занятий следует привлекать вольнонаемных переселенцев, в основном беглых крепостных, поскольку такой работник «нигде себе хлеба не может получить и рад за невеликое пропитание работать, отчего заводы вскоре с малым убытком придтить в состояние могут».

Мнение Татищева о легкости перехода от принудительного к вольнонаемному труду оказалось ошибочным. Он был глубоко потрясен, когда понял, что найти столько жаждущих работы крестьян ему не удастся. Беглые, осевшие на Урале, предпочитали селиться вокруг заводских стен, заниматься земледелием и не горели желанием войти в заводские ворота. На какое-то время, избавившись от контроля чиновников и, следовательно, не платя никаких налогов, работая только на себя, они неплохо жили и так. Не имея специальных инструкций на этот счет, Татищев решил, что только экономическое принуждение, то есть обязанность крестьян платить оброк, вынудит их работать за плату. Эти планы испугали уральских заводчиков, полагавших, что они решат все свои проблемы лишь путем принуждения тех же самых крестьян к временному труду; проекты Татищева поставили под угрозу могущество Демидовых, считавших себя хозяевами Урала. Подключив свои связи в Санкт-Петербурге, последние добились в 1722 году отзыва царского посланника.

Текст подготовил Дмитрий Мигалин, фото yandex.ru

26 марта 2017, 14:02
Ключевые слова: история, петр первый, промышленность

Фамилия, имя, отчество:

Адрес электронной почты:

Ваш комментарий:


Вчера, 16:59
Николай Смирнягин: польза от проведения «ЭКСПО» в Екатеринбурге очевидна

«Наш город этого достоин!» - отметил депутат.

Вчера, 10:39
Валерий Ананьев: «ЭКСПО-2025» повлечет рывок в развитии Екатеринбурга

«Как горожане и как строители мы будем только за», - заявил строитель.

23 июня 2017, 18:16
Николай Антонов об «ЭКСПО»: горожане ощутят на себе позитивные изменения

У Екатеринбурга есть большие шансы обойти соперников, считает депутат.