Мобильная версия Информационный портал Екатеринбурга
 

Крымский режиссер привез в Екатеринбург своего «Ревизора»

26 сентября 2017, 17:01
Крымский режиссер привез в Екатеринбург своего «Ревизора»

Григорий Лифанов приоткрыл завесу постановки.

Екатеринбургский театр юного зрителя на следующей неделе ждет премьеру: главный режиссер Севастопольского академического русского драматического театра имени А. В. Луначарского Григорий Лифанов ставит спектакль с загадочным названием «Э!..» - фантазию на тему комедии Николая Гоголя «Ревизор». Пока спектакль окружен ореолом таинственности, между тем, портал культура.екатеринбург.рф все же попросил режиссера приоткрыть завесу и рассказать, чего ждать зрителю от новой авторской интерпретации хрестоматийной комедии.

- Григорий Алексеевич, наверное, не ошибусь, если предположу, что каждый год минимум один российский театр берется за постановку «Ревизора». Как вы думаете, почему это происходит?

- Наверное, главная причина - очень яркая драматургия. Это гениальное произведение, которое читаешь, и каждый раз находишь новые смыслы. А кроме того - пройдет еще сто, двести, триста лет, а оно все равно будет современным, злободневным, всегда будет нести в себе много сегодняшних смыслов. По своей современности оно более актуально, чем многие сегодняшние пьесы. Поэтому, наверное, каждый режиссер в своем творчестве приходит к Гоголю. Это удовольствие работать с потрясающим языком, выискивать спрятанные смыслы, внутренние токи и разгадывать мотивы поведения гоголевских персонажей.

- Без чего невозможно поставить Гоголя? Что должно быть в театре, у режиссера, актеров, без чего нельзя работать над этим материалом?

- Первое - не бояться рисковать. Есть большой риск не понять, не услышать, не расшифровать драматурга. Второе - способность к импровизационному существованию, потому что здесь невозможно все простроить, просчитать. Гоголевские тексты предполагают хорошее импровизационное актерское самочувствие. В-третьих - серьезный уровень фантазии у режиссера. И в-четвертых - очень многое зависит от визуального ряда, сценографического решения, оно не должно быть бытовым. Художник по костюмам, свет, музыка - все компоненты здесь очень важны.

- Вы сказали о злободневности материала, но ведь в «Ревизоре» - очень много тем, какая из них для вас наиболее актуальна?

- Для меня всегда злободневной остается тема личности. Я считаю, что любого человека должны полюбить таким, какой он есть, не пытаться перестроить под общую кальку. Всегда будет какая-то серая масса, единая точка зрения, единое отношение к происходящему - но не надо бояться ярких людей, которые на нас не похожи. Мы можем по-разному воспринимать Хлестакова, учитывать то, как Гоголь описал этого персонажа, как он переходит из спектакля в спектакль - такой легкомысленный саратовский повеса, который чего-то понахватался в Петербурге… Но он приезжает в некую местность, где очень сильно отличается от тех людей, которые там живут. Он другой. И в этом обществе он будет раздавлен, выпихнут. Мне кажется, эта тема нас задевает больше, чем какие-то политические вопросы. Хотя, в общем-то, она тоже политическая - мы ведь говорим об уничтожении непохожих на себя, о неком общественном шлагбауме, выравнивающем всех под один рост. Мы не говорим, что Хлестаков семи пядей во лбу или какой-то яркий представитель современного общества, нет. Но он другой, и нам это интересно.

- Есть спектакли по «Ревизору» как друг на друга похожие, так и кардинально разные. Когда вы начали думать о постановке, ставили ли для себя вопрос, чем ваш спектакль будет отличаться от других?

- Когда начинаешь работать над постановкой, ты не думаешь, как бы найти оригинальное решение. Тебя просто захватывает материал. Когда знакомишься с актерами, захватывает прочтение конкретно этими актерами конкретных персонажей. И тебя уже несет вихрь желания поставить своего Гоголя. Хочется не выпендриться, найти какие-то новые смыслы или кого-то удивить, а сказать о своей болевой точке и использовать весь арсенал того, что мы имеем в этом театре, с этими актерами, художниками, цехами. Это такой набор генов и хромосом, из которого получается ребенок, а какой он будет - мы пока не ведаем, но очень хотим, чтобы его полюбили не только мы, но и зрители.

- Несколько лет назад вы работали над спектаклем «Шли девчонки по войне», и теперь снова работаете с актерами ТЮЗа. Произошли какие-то изменения?

- Знаете, минута проходит - и человек меняется. Ребята взрослеют, получают колоссальный опыт. Актерская профессия - это профессия опытных людей, так же, как и режиссерская. Поэтому я, с одной стороны, с удовольствием работаю с теми, с кем уже работал, потому что это проверенные люди, с ними есть единое легкое дыхание. А с другой стороны, я очень люблю работать с людьми новыми и, может, даже не всегда удобными. Когда мне говорят, что артист сложный, у него тяжелый характер - дайте тогда мне этого артиста, мне с ним интересно работать. И дальше уже идет понимание: сработался - не сработался, получилось - не получилось…

Когда создаешь спектакль с новой труппой, с новым театром - это колоссальный опыт, которого не из каких книжек не получишь, но который необходим, чтобы стать режиссером. Я не говорю «хорошим», «достойным», потому что определения не важны: режиссер или есть, или его нет. Так же, как есть актер, на которого идут зрители, или нет актера. Хороший, плохой, заслуженный, незаслуженный - это уже не имеет значения. К работе я отношусь как к важному для меня опыту и не устаю произносить, не боюсь говорить актерам, что я просто поражен уровнем профессионализма труппы ТЮЗа. Гоголь в репертуаре был просто необходим, потому что каждый персонаж, на мой взгляд, стопроцентное попадание. Я иногда забываю, что мне нужно выстраивать какую-то логику - просто хохочу над теми находками, которые приносят актеры. Мне кажется, мы получаем совместное удовольствие от репетиционного процесса.

- «Ревизора» дети проходят в школе. А на ваш спектакль с какого возраста родителям стоит привести ребенка, чтобы ему было понятно, не скучно?

- У нас на афише стоит возрастное ограничение 14+, сейчас это необходимое условие. Но я стараюсь делать зрительские спектакли, понятные для любого возраста. Мне кажется, телевидение сейчас настолько снизило уровень цензуры, что человек только начинает говорить - и он уже знает все о взаимоотношениях мужчины и женщины, знает слова, которые и взрослые-то не все знают. Все очень индивидуально. Марина Цветаева во сколько знала «Евгения Онегина» наизусть? Лет в шесть? Я думаю, все должны определять родители. Они должны понять, стоит ли вести ребенка на «Ревизор», рано ему еще или нет, стоит ли ему смотреть форму, которую предлагает режиссер. Правда, для этого родителям тоже нужно ходить в театр, смотреть и затем принимать решение. Но, я думаю, с 14 лет ребенку у нас уже точно не будет скучно - будет очень яркое динамичное зрелище, с юмором и фантазией. Поэтому я надеюсь, подростки в зале будут смотреть на сцену, а не на экраны своих гаджетов.

- Вы сказали, что делаете зрительские спектакли. Что вы вкладываете в это понятие?

- Знаете, можно сколько угодно изобретать велосипед - проводить лаборатории, делать умные упражнения. Но, на мой взгляд, зрительский спектакль - тот, который четко улавливает логику произведения. По крайней мере, зритель понимает, о чем спектакль. Это первое. Второе: зритель все время должен считывать разные смыслы. Спектакль - это некий слоеный пирог: один зритель воспринимает один слой, второй - уже два слоя, третий выйдет на философский уровень восприятия. Но, мне кажется, зрительский - это когда нескучно, понятно, без режиссерского самодовольства: мол, я понимаю, а вам еще расти до моего уровня, не понимаете - ваши проблемы. Когда происходит подобное, значит, режиссеру что-то надо подправить в себе.

- Планируете продолжать сотрудничество с ТЮЗом?

- Да, мы обсуждаем с руководством театра перспективы следующей постановки, но сейчас нашему Севастопольскому театру предстоит непростой жизненный период: грядут перемены, нам выделяют большие деньги на реконструкцию и реставрацию и я, как руководитель, должен буду очень интенсивно принимать в этом участие. Кроме того, если реконструкция будет уже в следующем году, то я должен буду наполнить репертуар названиями, с которыми мы могли бы активно ездить по стране, гастролировать. Хотелось бы сделать спектакли, достойные академического театра, чтобы о нас говорили не как о провинциальном южном театре, но как о театре достойном.

- Сложно преодолевать штампы «провинциальный», «академический»? Накладывают ли они какой-то отпечаток?

- В свое время МХАТ поступил очень смело, убрав из названия слово «академический». Но я считаю, академия - это не что-то застывшее, скучное. Академический театр - это уверенность зрителя в том, что он не получит низкопробный продукт. При этом академический театр - это наше внутреннее желание все время учиться, не бояться признаться себе в том, что мы чего-то не знаем, не умеем. У нас в театре достаточно серьезно поставлена система мастер-классов, постоянно идет процесс обучения. Академический - это призыв к получению нового опыта, а не застывшая аморфная форма.

А слово «провинциальный» я не люблю. Провинция - в голове, больше нигде. Как-то ведь рождались спектакли Гротовского (Ежи Гротовский - польский театральный режиссер, создатель концепции «бедного театра», - примечание редакции), или вспомните потрясающую литовскую труппу, которая появилась в Паневежисе. И сейчас очень много в небольших городках рождается интересных театральных проектов. Иногда в Москве или Петербурге на сцене увидишь такую голимую провинцию - по уровню подачи, выбора материала, работы с актером. Поэтому у меня нет ощущения, что мы где-то в стороне. И Екатеринбург я считаю одной из театральных столиц России. Сам по себе город - пульсирующий, мощный, столичный, динамично развивающийся. Такая интересная здесь молодежь, так много всего происходит в городе - как это можно назвать периферией, провинцией? И Севастополь сейчас очень динамично развивается, в том числе и его театральная жизнь: появляется много маленьких трупп, интересных проектов, фестивалей. Значит, тоже - не провинция.

Беседу вела Дарья Санникова, фото Георгия Сапожникова

26 сентября 2017, 17:01
Ключевые слова: культура, тюз, театр

Фамилия, имя, отчество:

Адрес электронной почты:

Ваш комментарий:


Вчера, 20:43
Ира Овчинникова: в результате «ЭКСПО» Екатеринбург получит суперсовременную территорию

Проведение выставки повлечет большие вложения средств в инфраструктуру города.

15 декабря 2017, 11:15
Прямой эфир на «Город FM 107,6»: работа общественного транспорта зимой

Гостем студии станет начальник отдела организации транспортного обслуживания Николай Вахлов.

14 декабря 2017, 11:43
Интервью на «Город FM 107,6»: о бюджете и изменениях в законодательстве

Гостем студии станет депутат гордумы Владимир Крицкий.