Мобильная версия Информационный портал Екатеринбурга
 

Александр Высокинский дал интервью радиостанции «Эхо Москвы-Екатеринбург»

28 сентября 2018, 18:07
Александр Высокинский дал интервью радиостанции «Эхо Москвы-Екатеринбург»

Беседа длилась почти час.

Глава Екатеринбурга Александр Высокинский в эфире радиостанции «Эхо Москвы Екатеринбург» рассказал о будущем уральской столицы.

Ведущий: Когда Александр Высокинский заведет свою страничку в социальных сетях?

Александр Высокинский: Пока не планирую. Соцсети – это место, где не принято представляться. Я готов общаться с любыми специалистами, если человек понятный, понятна его фамилия, готов смотреть в глаза и рассказывать свою позицию по любому вопросу. Соцсети сегодня напоминают «включается свет, кругом темнота и из темноты сыплется желчь». Я считаю, что нам нужно еще время, чтобы соцсети превратились в некий ответственный орган, а не по принципу «вякнул и убежал».

Ведущий: Вы привыкли к новой должности?

Александр Высокинский: Не было еще времени привыкать. Пока еще идет процесс оформления документов. Изменения в нормативно-правовые акты, ведь должности сити-менеджера и главы Администрации – это разные должности. Очень много юридической работы, всех нужно принять на работу, нужно оформить трудовые отношения. Большое количество работы, которое не всем видно, но это обязательно нужно сделать в кратчайшие сроки.

Ведущий: В одном из интервью вы сказали, что больше всего не любите ударов в спину. Ваш приход в мэрию при поддержке областных властей и губернатора – это ли не удар в спину тем, с кем много лет вы в горадминистрации работали?

Александр Высокинский: Городская Администрация – один из самых квалифицированных коллективов муниципальных управленцев у нас в стране. Я многих из этих людей знаю, со многими работал, сам никому не буду ударять в спину. Если человек взял на себя те или иные обязательства и потом их не реализует или делает еще хуже, то это и называется ударом в спину. Главная задача ближайшего времени — избавиться от «фантомных болей», от режима работы в противостоянии, от режима недоверия, от того, чтобы какая-то неквалифицированная работа могла выдаваться: «Ну, это же не мы, это они». Вход в режим доверительных отношений с областными министрами, с начальниками управлений, департаментов – все это нужно сделать. И точно также сделать на уровне городской Администрации. Сейчас разбирался с проблемой, я не буду называть район. Собирали учителей, сказали – депутатов вот от этой партии на празднование Дня учителя не пускать. Это что такое? Вот это называется «удар в спину». Скажут: «Высокинский начал махать шашкой». Да! Будем махать шашкой. Потому что вот эту часть нужно вырезать, и чем быстрее, тем лучше. Иначе метастазы пойдут.

Ведущий: Сменилась эпоха, и мы впервые вступаем в период без конфликта «область-город». Эта оценка правильная? Конфликта нет?

Александр Высокинский: Одна из основных задач – смена парадигмы. Выросло целое поколение руководителей, кто в этой парадигме жил, работал, принимал решение и где-то в виде оправданий говорил «это не мы плохие, это они плохие». Горожанам-то разницы нет, сегодня, я уверен, 9 из 10 людей, если мы сейчас выйдем на улицу и спросим, не разделяют муниципальную, государственную, областную власть. Если вот это должно делаться по уму, то почему это по уму не делается. И это и есть главный критерий, главная цель. Сегодня горожанин первичен. У нас нет бюджетных денег, у нас есть деньги горожан. Это я скинулся со своих налогов, вы, ваши коллеги, предприниматели. И это все должно делаться по уму. Дальше нужно смотреть стратегию в горизонтах пяти-десяти лет и тактику в течение года. После этого под эти задачи ставить совершенно четкие критерии измерения. А критерий у нас один – рост показателей социально-экономического развития. Должна расти рождаемость, должна снижаться смертность, должны расти средняя заработная плата, объем промышленного производства, инвестиции в уставной капитал и так далее. Если эти показатели в городе растут, значит работаем эффективно, поэтому у каждого показателя должна появиться соответствующая фамилия руководителя, который за этот показатель несет ответственность. Мы очень часто обсуждаем программы развития отраслей: транспорта, образования, здравоохранения. Но люди живут не в отраслях, они живут на территориях, поэтому по каждому району мы должны четко понимать, что у нас будет сделано в будущем году и в горизонтах планирования пяти лет и далее. Да, люди живут на территории района, можно пообсуждать и «Большой Екатеринбург», и строительство «Екатеринбург-Челябинск», и крупнейшей сортировочной станции в Больших Седельниках. Да, это можно пообсуждать, но человеку интересно, что у него во дворе, что у него с остановкой общественного транспорта, как работают магазины.

Ведущий: Хватит ли ресурсов? Хватит ли полномочий?

Александр Высокинский: Это следствия непростых отношений. Сегодня Евгений Владимирович протянул руку доверия к муниципалитету. Сегодня мы готовы обсуждать новые проекты по благоустройству, увеличить финансирование по тем или иным проектам. С одной стороны, это большое доверие, с другой – большая ответственность. Даже если завтра в город придет квадриллион миллионов рублей, мы не сможем одновременно вскрыть весь город и отремонтировать все сети. Мы не сможем одновременно технологически ремонтировать все дороги. Каждый ремонт – как тромб в системе, пробки и так далее. Чтобы осваивать большие объемы финансирования, нужен увеличенный объем стройматериалов, увеличенный объем квалифицированных рабочих, которые в состоянии это делать, чтобы не приезжали подрядчики из непонятно каких городов, непонятно как клали бехатон.

Ведущий: Мы получаемся заложниками отношений с областью?

Александр Высокинский: Отношения должны быть доверительными, когда обе стороны друг друга слышат. Такая дорога с двусторонним движением. Да, мы сейчас смотрим, кто из города мог бы перейти в область, мы смотрим, кого из областных коллег пригласить сегодня на работу в город.

Ведущий: Конфликт, конкуренция являются залогом прогресса, развития. Не будет противостояния – не будет развития. Так?

Александр Высокинский: Мы же с вами этот путь прошли, стабильная конкуренция области и города в 90-е годы давала какие-то плоды, когда мы соревновались, кто сделает лучше. Если соревноваться по принципу «кто главнее», то это не работает. Сегодня ушло время, когда можно было 30 % времени тратить на политические разборки, за это время можно сделать что-то хорошее. Законы экономики четко говорят, что в каждом конфликте нет выигравших и проигравших, есть те, кто потерял меньше ресурса, есть те, кто потерял больше. Именно поэтому стороны всегда приходят к компромиссам и договоренностям.

Ведущий: Вы хотели стать мэром? Партия сказала надо, Высокинский ответил – да?

Александр Высокинский: Желание было. Это необходимо, чтобы я сегодня выполнял эту функцию здесь, и я буду выполнять ее максимально эффективно.

Ведущий: Осень наступила, в городе сыро. Вы готовы к призывам «Высокинский, помой город»? Так было со всеми вашими предшественниками.

Александр Высокинский: Абсолютно ясно, что эти призывы останутся. Это точно также, как снег и гололед зимой. Вопрос в том, чтобы их было как можно меньше, чтобы было как можно больше людей, понимающих, что делается максимум на данном этапе.

Ведущий: А вам понятно, откуда грязь берется?

Александр Высокинский: И от шипов, и от газонов, и от неправильного благоустройства. Надо однозначно садиться с депутатами говорить, у нас газоны вдоль дорог выжигает смесью, которая плавит снег, там весной и травы нет, и грязь есть. Может быть, нам метр-полтора сделать плиткой или его как-то закатать, чтобы можно было мыть…У нас много газонов. Вопрос в том, что нужно считать количество метров, которые мы гарантированно сможем содержать, чтобы прямо сияло, и каждый год это количество увеличивать.

Ведущий: Грязь-то с газонов?

Александр Высокинский: Примерно до одного сантиметра асфальта в год мы сжигаем шипами, это ж никуда не уходит. Пыль, грязь, машина мощная. Где перекресток узкий, появляется колея, потому что тысячи машин ежедневно проходят по одной и той же траектории. Второй фактор грязи – это газоны. Если насыпать землю выше уровня поребрика, то она будет стекать. Если в поребрике оставить щели между камнями, то через них будет вытекать грязь.

Ведущий: Когда будут делать бетонные швы между бордюрами при обустройстве газонов?

Александр Высокинский: Сейчас будем смотреть, что у нас в проектах на следующий год по благоустройству. Надо смотреть технические задания на проводимые конкурсы и отдельно прописывать «чеканка швов по госту». У нас благоустройством занимается очень талантливый специалист Тамара Сайдалиевна Благодаткова.

Ведущий: Поскольку вы сейчас мэр, вам придётся отвечать за всё, что в городе происходит, и на его карте есть несколько «горячих точек». Их довольно много, я бы выделил две. Во-первых, новое здание филармонии. На этой неделе был показан некий визуальный проект. Если этот проект будет осуществлён, то мы лишимся сада Вайнера и второе, это люди, которые живут по адресу Карла Либкнехта, 40, их дом будет снесён. Как вы на эту ситуацию смотрите?Потенциальный конфликт. И как должно решаться это противостояние между общественными интересами и интересами частных людей? Далеко не все хотят оттуда уезжать.

Александр Высокинский: Первое, что сделаю, немножко разгребусь. Все-таки надо приехать туда самому и пройти ногами.

Ведущий: А с людьми поговорите?

Александр Высокинский: Понятно, что и с людьми поговорим. Посмотреть на сад Вайнера, что там останется, как это будет выглядеть, – это надо смотреть на месте. И по электронным картинкам не все моменты видны. С точки зрения дома, это действительно необходимо, защита интересов граждан, кто там проживает. Ну давайте дадим квартиры где-нибудь. Так не где-нибудь, они выросли вот здесь и нужно смотреть, даже если принимать решение, о том или ином переселении, то гражданин должен жить в том районе, в том микрорайоне, где вырос. Здесь друзья, семья, здесь он в школу ходил. Это ж как цветок, как дерево, его сложно пересаживать, тут он привык.

Ведущий: То есть, интересы людей, которые там живут, первичны?

Александр Высокинский: Безусловно. Там есть четкое ограничение, если квартира приватизированная, то забрать её у человека невозможно по закону, не договорившись, если квартира муниципальная, мы можем принимать это решение. Если квартира приватизирована, то это второй режим. Нужно смотреть не только сад Вайнера, а всю эту территорию с точки зрения зелёных пространств. Смотреть, какая может быть компенсация для граждан. Жители сегодня хотят иметь парки и скверы... Дальше мы понимаем, что есть обратная сторона медали. Если у нас нет приличного филармонического зала, мы не соответствуем статусу мирового города. Да, он нужен, можно его построить где-то вдали от филармонии, где сидят все специалисты, где они работают. Но это как баня с раздевалкой через дорогу, вроде и есть, и постоянно неудобно.

Ведущий: Вывод-то какой?

Александр Высокинский: Съезжу на место, поразбираюсь. Интересы людей защищать будем. Парк сам ногами обойду, постараемся, чтоб там остался максимум зелени.

Ведущий: Я начал говорить о «горячих» точках на карте нашего города. Про филармонию мы поговорили. Вторая «горячая» точка – это Храм Святой Екатерины, так называемый «Храм на Драме», Храм появится в сквере у драмтеатра, если широко говорить, на набережной пруда. У меня нет ощущения, что это решение удовлетворило все городское сообщество, кто-то планирует протестовать, кто-то просто тихо переживает, негодует по этому поводу. Кстати, ещё одна проблема: наступление на зелёные насаждения. Каково ваше видение этого проекта и как вы ко всему этому относитесь, теперь уже как мэр?

Александр Высокинский: Я к этому отношусь достаточно просто: решение принято, если оно уже принято и подписано, нечего обсуждать, надо идти и делать. Если осталось место для дискуссии, значит надо дать возможность высказаться. Но я понимаю, что решение Градостроительного совета уже принято, соответственно, сейчас пойдёт оформление, утверждение, и эти моменты нужно сегодня будет отследить, ту часть городской работы, которую нужно будет сделать. Есть время для дискуссий, есть время для выполнения решений. Я, вы знаете, последние 15 лет плотненько связан с Северным флотом и поддержкой наших кораблей «Екатеринбург» и «Верхотурье». Там на входе висит большой портрет Нахимова советских времён, внизу написано: «Бардак на флоте начинается с обсуждения приказов командира». Поэтому решения, которые приняты органами государственной и муниципальной власти, уже приняты, они должны уже быть реализованы. Сегодня должна быть стабильность решения городских и областных решений.

Ведущий: Вам сквера этого не жалко? В котором люди отдыхают? Там трава, там деревья.

Александр Высокинский: Что предлагаете-то?

Ведущий: Я ничего не предлагаю.

Александр Высокинский: Пытаться разворачивать процесс назад, когда уже решение принято? Нет.

Ведущий: Но стройка не началась, поэтому остановиться ещё не поздно.

Александр Высокинский: Надо сесть и посмотреть в целом центр с точки зрения новых зеленых пространств. У нас в планах сегодня есть организация скверов там, где их сегодня нет, например, рядом с Центральным стадионом. Надо посмотреть ещё раз сквер, парк, то, что у нас сегодня на драме будет оставаться и дальше идёт в сторону Челюскинцев. С этими пространствами и сегодня есть, что сделать с точки зрения благоустройства.

Ведущий: Транспортная программа.

Александр Высокинский: Позиция осталась прежней – нельзя в городе решать какие-то проблемы за счёт ущемления чего-то. Сужать дороги за счет велосипедных дорожек. Велосипеды нам нужны с июня по август, потому что сейчас не очень комфортно, и велосипедистов, как вы видите, немного. Если мы сузим, то мы сузим навсегда. Да, есть места в городе, где должны появиться линии общественного транспорта, чтобы транспорт шёл быстрее, был более эффективен, чем частный автомобиль. Пытаться пересаживать наших граждан, которые много сделали для того, чтобы ездить на современных красивых автомобилях, в наш не очень новый общественный транспорт? Они вряд ли нас поймут. Когда мы сделаем транспорт эффективным, удобным и будут ходить новые трамваи с затемнёнными стёклами, с кондиционерами, которые сегодня ходят в Европе (сегодня путь этот есть, понятно, как это делать), люди сами примут решение пересесть, если это будет комфортно. Если это Орджоникидзевский район, то я н все оперативки езжу на метро, Чкаловский район – то же самое, быстрее просто.

Ведущий: Сначала транспорт должен измениться общественный, потом будем людей пересаживать?

Александр Высокинский: Должен быть процесс понятный. Когда сегодня у нас один приоритет, а завтра другой, сейчас у этого заберём, здесь переделим. Нет. Шашкой махать не будем. Так нельзя. Конечно, если человек трудился, он привык к хорошему красивому автомобилю, он привык к комфорту. Мы говорим: «Так, с завтрашнего дня будешь пожизненно стоять в пробках, потому что…»

Ведущий: Значит за гармонию? За гармонию разных видов транспорта.

Транспортная реформа, помните, которую пытались запустить, ничего из этого не вышло. Вы будете этим заниматься?

Александр Высокинский: Я этим продолжу заниматься, я рассчитываю, что в течение недели-двух мы с вами проведём уже по уму экспертный совет СМИ и сядем вместе разрабатывать стратегию общественного обсуждения этого вопроса.

Ведущий: Зритель задаёт вопрос: сохраните ли городскую команду? Кого уволите, кого оставите?

Александр Высокинский: Ну, работает полторы тысячи человек, 700 человек – центральный аппарат, плюс 100 человек (плюс-минус) в каждой из администраций районов. Понятно, что 99 % сохранится: для того, чтобы принять решение, что кого-то менять, нужно принять решение, кем заменить. А сегодня все готовы обсуждать проблемы городского развития по принципу «диванные аналитики», а прийти и начать этим заниматься готовы немногие, потому что это ответственность большая. У нас же был этот пример, когда нормальный парень пришёл и сказал: «Я хочу сам поразбираться», пошёл работать квартальным в Орджоникидзевском районе. Нормальная, правильная тема. Просто пришёл и сказал: «Всё, я сейчас пойду и буду в этом разбираться сам». Вот такие люди нам нужны.

Ведущий: Если говорить о верхней, управленческой части мэрии?

Александр Высокинский: Тут подход простецкий. Для того, чтобы говорить, кто работает и как работает, ставится понятная задача в диапазонах год, пять, пятнадцать лет. После этого обсуждаются понятные критерии. Что означает «мы этого достигли»? Это показатели. После этого под выполнение этих конкретных задач смотрится человек, который должен эти задачи реализовать, и принимается решение.

Ведущий: Владимир Чудаев, чиновник из Челябинской области, спрашивает: «Проект высокоскоростной магистрали до Челябинска теперь в прошлом? (Вы ведь этот вопрос курировали).

Александр Высокинский: Какой вопрос? Как он называется этот проект?

Ведущий: Высокоскоростная железнодорожная магистраль «Екатеринбург-Челябинск».

Александр Высокинский: Проверочное слово? Екатеринбург. Я этим проектом начал заниматься 20 лет назад (это был 1999 год). Аркадий Михайлович тогда говорит: «Ну тебя со своими мечтами и так далее». После этого в 2016-м мы говорили. Я говорю: «Всего лишь 16 лет эволюции, и мы созрели до того, что начали это обсуждать на полном серьёзе». Поэтому, я как занимался этим проектом, так и буду заниматься. Хорошо, что раньше об этом проекте говорили сами. Челябинск смотрел немножко с опаской. Сейчас и у нас, и у Челябинска полностью изменилась парадигма. Мы понимаем, что Екатеринбург и Челябинск – города-братья, они не конкуренты. 200 километров при нынешнем развитии информационных технологий, транспортных технологий – это уже не расстояние и по факту нужно говорить об агломерации. Большой Екатеринбург, Большой Челябинск. Мы лет через 30-40 не будем видеть границ между муниципалитетами. Чем быстрее передвигается транспорт, тем быстрее развивается экономика. Старый закон.

Ведущий: Планируется ли регулярный диалог с горожанами, хотя бы по типу «Час мэра Чернецкого»? Будут ли приёмы граждан в какой-то форме вестись?

Александр Высокинский: Приёмы граждан будут вестись по районам в Администрациях. Я туда буду приезжать со своими заместителями. По логике раз в год в районную Администрацию приехать должны. Понятно, что приём населения в городской Администрации никто не останавливает.

Ведущий: Культуролог Дмитрий Москвин спрашивает: «Осознаёте ли необходимость ревитализации реки в городской черте и создание современной рекреации по обоим берегам от Верх-Исетского пруда до Нижне-Исетского, в соответствии с современными подходами?»

Александр Высокинский: Как сделать так, чтобы вдоль нашей Исети было бы приятно прогуляться и с друзьями, и самому, и, чтобы это всё было красиво. Мой подход следующий: Исеть – это городская жемчужина, мы должны сегодня сделать так, чтобы человек мог прогуляться по Исети сквозь весь город. Более того, в проекте «ЭКСПО» мы предусматриваем шлюзы в районе старого ВИЗа, чтобы у нас появились городские трамвайчики.

Ведущий: Речной транспорт – то ваша идея, или идея губернатора?

Александр Высокинский: Это идеи совместного творчества. Евгений Владимирович очень активно принимал участие, когда мы рисовали этот мастер-план. У нас было такое время, когда мы увлеклись и немножко помечтали. Мы же всегда рассуждаем с точки зрения «сколько денег – столь песен».

Ведущий: В Екатеринбурге вонючая вода, не пригодная даже для мытья. Что с этим собираетесь делать?

Александр Высокинский: Мы должны понимать, что тонна воды в кране у горожанина стоит сегодня столько, сколько стоит литр питьевой воды в магазине. Это 25-27 рублей.

Ведущий: И что же Вы предлагаете? Повысить цену?

Александр Высокинский: Повысить цену мы резко не можем, потому что есть возможности граждан. Мы качаем воду из Челябинской области, через хребет, направляем её в Чусовую, а Чусовая втекает в Волчихинское водохранилище. Потом два коллектора на Западную фильтровальную станцию воду доставляют, там у нас стоит 4 или 5 бассейнов «Юность», последовательно соединённых. Хозяйство глобальное. Мы вкачиваем в город 700 тысяч кубов ежедневно и отводим. Сейчас мы смотрим необходимый минимум, как это можно сделать для того, чтобы и горожан не перегрузить с ростом тарифов. Будем смотреть. Меня много спрашивают позицию: должен ли быть муниципальным «Водоканал»? Я считаю, что «Водоканал» должен принадлежать горожанам. Это наше с вами имущество. Дальше смотрим концессии, экономические инструменты, должен прийти инвестор, должен вложиться и отремонтировать наши трубы. Вода вонючая не потому, что мы её плохо готовим. На подготовке воду можно пить, как говорится, из-под крана. А потом она попадает в наши старые коллекторы. В центре города у нас лежат ещё коллекторы 50-60-х годов, когда люди считали, что можно делать трубы водоснабжения чугунные, потому что они гниют медленнее, чем стальные. Чугун уже за это время превратился в труху. И, конечно, можно всё оставить как есть, но тогда наши дети пьют и моются водой ненадлежащего качества. У меня дома фильтры стоят, большие такие, нержавеющие фильтры. Вот я раз в 2-3 месяца меняю картриджи.

Ведущий: В масштабах города сделать что-то подобное довольно затруднительно и дорого.

Александр Высокинский: Надо поменять трубы. Это задача решаемая, экономические методы понятны. Дальше будем обсуждать с депутатами.

Ведущий: Что будет с прямыми выборами Главы?

Александр Высокинский: Сейчас уже поздно. Приняла решение Дума и соответственно живём в этой модели. Возьмём за пример человека, которого я глубоко уважаю, Аркадия Михайловича Чернецкого, который был назначен изначально. А потом он проходил через процедуру выборов, и он сделал город, который отличается сегодня от других городов. Александр Эдмундович Якоб, он назначался как сити-менеджер и город в динамике не потерял. Много сложностей, много проблем. Совершенно правильно говорили, что ценим после того, когда человек уже не работает, такая специфика. Но Якоб очень много сделал для города. У нас был выборный мэр – Евгений Вадимович, он тоже много постарался сделать. Это в большей степени зависит от личности. Считать, что выборная система, позволяет гарантировано отсеять… Не знаю, можно ли так говорить. Но это в любом случае решение депутатов, это в любом случае решение тех людей, за кого мы ходим голосовать на выборы. А когда на выборы депутатов приходит 20-30 %, а потом, оставшиеся 70 %, которые дома просидели или за грибами ходили, говорят: «Вы всё сделали неправильно». Ну вы слушайте, кто-то не давал что ли?

Ведущий: Когда Высокинский начнёт бегать кроссы по Плотинке?

Александр Высокинский: Я постараюсь вернуться на лёд. Сейчас сложно, я последний год уже не стоял.

Ведущий: Я бы запретил мэру заниматься хоккеем. Это травмоопасно.

Александр Высокинский: Хоккей, он гораздо менее травмоопасный спорт, чем футбол. У нас хорошая физкультурная команда, там нет целей спорта высших достижений, там есть цель выйти на лёд, позаниматься физкультурой, контакт возле бортов у нас запрещён и так далее. Можно и в фитнес-зале себе блин на ногу уронить, поэтому не трогайте наш спорт. Заниматься будем осторожно.

Ведущий: Не собираетесь ли вы изменить свой имидж, прежде всего причёску? И не собираетесь ли перестать носить тёмные костюмы?

Александр Высокинский: Светлые костюмы я ношу обычно летом, когда оно у нас есть. По поводу имиджа: стричься стал короче и здесь, в общем-то, не без Евгения Владимировича, который говорит: «Высокинский, хорош, шевелюру давай правь». Мне нравятся длинные волосы, но будем делать короче.

 Фото из архива екатеринбург.рф

28 сентября 2018, 18:07
Ключевые слова: александр высокинский

Фамилия, имя, отчество:

Адрес электронной почты:

Ваш комментарий:

29 октября 2020, 17:20
И маска, и обработка рук одинаково важны: главврач призвал соблюдать все меры безопасности

...в период распространения коронавирусной инфекции.

28 октября 2020, 11:00
Финальный облик горельефа в Историческом сквере утвердят эксперты и горожане

Главный художник Екатеринбурга рассказал о создании второй части скульптуры.

18 октября 2020, 17:38
«Сомнений в эффективности вакцины нет»: профессор УГМУ призвал привиться от гриппа

Вакцинацию необходимо проходить ежегодно.